Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя 12DIMM: 12dimm.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 331438 зарегистрирован более 1 года назад

12DIMM

настоящее имя:
Елена Александровна Щуцкая (Гаврилова)
популярность:
31992 место -19↓
рейтинг 400 ?
Портрет заполнен на 80%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 1

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Правосудие по-дальнеконстантиновски

  07.05.2015 в 23:09   301  

В течение довольно непродолжительного времени собственник земельного участка узнал, что это самый земельный участок, принадлежавший ему на законных основаниях более двадцати лет, внезапно: увеличился в размерах, изменил границы и…. распался на два земельных участка.
Обоснованно сочтя поведение земельного участка странным, собственник пошел в кадастровую палату за объяснениями. Кадастровая палата сказала, что все вышеописанные чудеса произошли с ее, кадастровой палаты, одобрения, на основании нотариальной доверенности, выданной ни кем иным, как самим собственником.
Так как собственник не имел обыкновения отлавливать зеленых чертей, голосов в голове не слышал, сварить суп из гвоздей или подпилить ножовкой основание телебашни не пытался, психиатры и наркологи претензий к нему не имели. Обращаться к нотариусу ему тоже пока еще не приводилось. Поэтому гражданин написал заявление в дальнеконстантиновский следственный отдел и одноименную прокуратуру и попросил провести проверку.
Следственный отдел среагировал оперативно – усмотрел в содеянном признаки состава преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ (мошенничество) и переправил всё в дальнеконстантиновский РОВД для дальнейших разборок. (Там это «всё», к слову сказать, до сих пор и находится – периодически прогуливаясь до прокуратуры и обратно).
Прокуратура, как водится, подала признаки жизни только после неоднократных напоминаний (в том числе от областной прокуратуры). Но кое-что тоже нарыли. В том числе, в материалах прокурорской проверки собственник впервые увидел копию «своей» доверенности. После этого всякие сомнения насчет того, а не сумасшедший ли он, в самом деле, у него отпали окончательно – доверенность была выдана на имя даже не одного, а трех граждан (в том числе и нерусской национальности). При этом одного из этих проходимцев собственник видел лишь однажды, а двоих не встречал вообще никогда. Надо ли говорить, что их паспортные данные (необходимые для выдачи доверенности) собственник впервые из этой самой доверенности и узнал. С нотариусом он тоже, к сожалению, знаком не был, да и вообще, в день выдачи доверенности находился примерно в 100 км. от места ее выдачи.
Менты тем временем вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту …… самоуправства (статья, довольно далеко отстоящая в УК от 159-й).
А собственник вспомнил, что пару лет назад сосед просил у него отрезать две сотки земли в его пользу. Привел того самого слегка известного гражданина, что указан в доверенности, и представил его кадастровым инженером. (О том, что ни к кадастру, ни к инженерам тот никакого отношения не имел, собственник узнает еще не скоро). Пока он соглашается подарить соседу злополучные две сотки и тут же в огороде подписывает это свое согласие. Процедура, в самом деле, рядовая – все решается в процессе межевания без всякой купли-продажи. Поэтому и нотариуса рядом не наблюдается. Подписывает… Потом ждет, пока его позовут межевать и согласовывать…. Долго ждет… Ну, а потом…. сами уже знаете.
Менты тем временем отказывают в возбуждении уголовного дела по факту…. подделки документов (еще холоднее).
Разбираясь с божьей помощью в бумагах, нарытых, но не прочитанных прокуратурой, собственник, наконец, уясняет масштаб катастрофы.
Все очень просто. Самым сложным здесь было оформить нотариальную доверенность в отсутствие самого доверителя. Дальше все пошло как по маслу. Изменяется вид разрешенного использования земельного участка – с огородничества на ЛПХ. Площадь земельного участка увеличивается в сторону соседа так, чтобы дом и баня соседа оказались тютелька в тютельку на этом участке. Сведения вносятся в государственный кадастр недвижимости. Измененный до неузнаваемости земельный участок делится на два – один аккурат под домом и баней соседа, а второй…. Ну, пусть пока собственник пользуется…. Там разберемся. Два новеньких земельных участка ставятся на кадастровый учет. Вуаля!
То, что при увеличении площади земельного участка его границы согласовывали еще и с другим соседом, умершим за 15 лет до согласования, прокуратуру особо не заинтересовало – стоит его подпись? Ну и хорошо, ну и ладно.
Менты тем временем отказывают в возбуждении уголовного дела по факту самоуправства и подделки документов. Потом еще раз. И еще. И еще. И даже где-то уже проскальзывает та самая 159-я – по ней тоже отказывают.
Мотивируют это очень просто. Сосед сказал, что собственник все равно собирался когда-нибудь подарить ему половину своего участка. «Кадастровый инженер» сказал, что он не кадастровый инженер и отказался от дачи дальнейших объяснений в четком соответствии с Конституцией. Его товарищи, указанные в доверенности, сказали, что они вообще не при делах. Нотариус сказала, что доверителя (собственника) видела. Настоящий кадастровый инженер, увеличивавший площадь земельного участка с согласия покойника, сказал, что законом это не запрещено. Какие еще документы?! Верить людям надо. Ве-рить!
Ну, кое-что все же было. К примеру, самозванец смилостивился и отдал участковому оригинал доверенности. Тот куда-то его сносил и получил там справку о том, что доверенность подлинная. Назвали это гордо – почерковедческое исследование. Что исследовали – спрашивать не надо, это просто неприлично. Образцы-то почерка собственник, конечно, дал. Но дошли ли они до «исследователя» - большой вопрос. Вернее, вопрос в том, чьи образцы дошли – собственника или того, кто в самом деле расписался на доверенности…..
Прокуратура сломалась на одиннадцатом по счету постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. Если предыдущие десять отменяли за незаконностью и необоснованностью, то это отменять не стали. (Хотя от предыдущих оно отличалось только датой). Ну, можно понять. Непростое дело. Выемки делать надо, потом исследовать эти доказательства, вникать, экспертизы проводить…. И, главное, на слово никому не верить. Да ну его!
Уголовное дело все же возбудили – в отношении собственника. Заведомо ложный донос. А чего он, в самом деле, жалуется и жалуется? Мы верим, и ты верь.
Вот это было здорово! Вот тут прокурорские и полицаи оторвались уже на всю катушку.
Даже начало было веселым.
Формулировка звучала так: «достоверно зная об уголовной ответственности по ст.306 УК РФ, N обратился в ОМВД РФ с заведомо для него ложным заявлением о …..» Заметьте – не о фуфлыжности своего заявления «достоверно знал», не об отсутствии описанных в заявлении фактов, а «об уголовной ответственности».
Впрочем, об этом, как и о самом возбуждении уголовного дела, собственник, вернее, уже подозреваемый, узнает только спустя полтора месяца после вынесения постановления о возбуждении (когда расследование, строго говоря, пора уже было заканчивать).
Дальше было тоже нескучно. Тут вам и отказы обеспечить участие защитника без предварительной письменной просьбы об этом. И извещение о следственных действиях «через домофон». И допросы родственников без объявления войны прямо по месту их работы. И повестка на психиатрическую экспертизу, торчащая в открытом виде из почтового ящика накануне этой самой экспертизы. И искренняя обида за то, что на эту экспертизу собственник не пошел. И недоумение следователя – како-тако постановление о назначении экспертизы?! Како-тако ознакомление?! Обжаловать собрался?! Да ты, в самом деле, сумасшедший!!! И проведение честно выпрошенной собственником почерковедческой экспертизы тайком от него – без всяких там ознакомлений с постановлениями и прочих глупостей. И отсутствие документов, решение о выемке которых собственник так же выпросил. И бесконечные жалобы ментов на работу Почты России, которая, сука, теряет только их бумаги, адресованные подозреваемому, а все остальные благополучно до него доставляет. И клятвы в том, что «присвоить извещению исходящий номер» и «отправить его адресату» - суть одно и то же. И приостановление расследования без не то, чтобы законных, но и просто разумных оснований. И отмены постановлений о приостановлении в день их вынесения. И продление в результате этих игрищ и весьма оригинального толкования норм УПК срока расследования сверх всяких сроков ментовскими начальниками, не имеющими на то полномочий. И…. что? Многовато для одного дела? Так нехрена было жаловаться.
Собственник был другого мнения по этому поводу, и все происходящее вкратце описывал прямо в Москву, откуда через облпрокуратуру все спускалось в Далекое от всякой законности Константиново. Там ситуацию немного выпрямляли, чтобы она, и в самом деле, безумием сильно не пахла….
За этим увлекательным занятием прошло семь месяцев. За все время этого, прости господи, «следствия» подозреваемый понадобился ментам один раз – для вручения постановления о возбуждении уголовного дела. Все остальное благополучно решилось без его участия. Кроме этого вызова и повестки в дурку, проклятая Почта России донесла до него только повестку о вызове на допрос «для ознакомления с назнач. и заключ. суд эк-зы».
Примчавшись из города в ДК для участия в этом таинственном, а поэтому особо притягательном мероприятии, подозреваемый с разочарованием узнал, что уже - всё. Не будет ни «назнач.» ни «заключ.». Нужно только расписаться в получении копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Его уже, как обычно, выслали….. тьфу ты! – ему присвоили исходящий номер. Но, так уж, на всякий случай. И адвокат нам ни к чему. Чё его, в самом деле, от дела отрывать. И дверь закройте и заходите один. Что? Это юристы? Опять сейчас скандал устроят? Откройте дверь, пусть заходят.
А ознакомиться с делом нельзя. Нельзя, голубчик, нельзя – вы давно уже не подозреваемый, а свидетель, а их не знакомят. Не помню я, когда вас свидетелем сделал. Я не обязан все помнить. И дела-то у нас никакого нет – все в прокуратуре. Причем, в областной. А в повестке опечатка. И с проверкой по той самой 159-й ознакомиться тоже нельзя – все в прокуратуре, вместе с очередным, 12-м по счету отказным. А что вам участковый сказал внизу? Ну, тот, что проверку проводил? Звал вас на участок, перемерять?! Вот шутник. Нет-нет, это дело уже закончилось, а то еще не начиналось. До свидания, всего хорошего, больше не попадайтесь. Счастливого пути.
Счастливым путь, однако, не стал. Ни для кого. Потому, что лежал он в кабинет прокурора. В течение следующих полутора часов означенный персонаж сравнивал написанное им о законности и обоснованности ментовских действий с Уголовно-процессуальным кодексом. И объяснял отличия, которыми картинка пестрела, неоднозначным толкование того самого УПК и свободой усмотрения следователя. Объяснял, пока окончательно не осточертел гостям.
В запасе у них оставалось то самое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Помахав им перед прокуратурой и сделав некоторые апокалиптические предсказания, они направились прямо к свидетелю по делу – районному психиатру. Зачем? Да просто посмотреть на это чудо природы. Прекратили-то дело почему? Психиатр, вызванный в качестве свидетеля, честно сказал, что подозреваемого (или свидетеля уже?) никогда не видел. И бумаг о его ненормальности не видел. Но точно знает, что в его возрасте ненормальным быть уже не грех, даже без справки. На том и порешили – в силу возрастных изменений психики гражданин заблуждался добросовестно, честно принимая свои выдумки за реальность. «Есть все основания полагать, что в силу своего возраста просто не помнит, что обращался к нотариусу». Ну, «не понимал и не осознавал, что сообщает ложную информацию» - сумасшедший, что возьмешь.
Поэтому, наверное, и в праве на реабилитацию отказали.
Врача-вредителя не нашли, выходной был. Ну, ничего, вернется со свежими силами, а там все готово – служебная проверка. И главврач со своим: «а я вас туда не посылал».
Что до постановления, то обжаловать его, как ни странно, придется бывшему подозреваемому. Или свидетелю? Совсем запутали. Ну, все равно больше некому – за 7 месяцев следствия потерпевшим по делу о заведомо ложном доносе так никого и не признали.